Информационный медицинский портал
Все о здоровье человека.
Справочник болезней и способы лечения.

 
советуем посмотреть

Без вины виноватый

Автор: admin от 22-10-2010, 10:15
 (голосов: 0)
...Я помню одного молодого человека. Лет ему было, кажется, 25. Возраст далеко не детский. Многие в таком возрасте уже воспитывают собственных детей. А он был худенький, робкий молодой человек, больше похожий на угловатого подростка, и при этом в нем чувствовалось какое-то внутреннее сопротивление. Молодой человек считал, что сам очень хорошо разбирается в сахарном диабете, и сначала никак не хотел выслушивать мои рекомендации. Все же мы разговорились. Алексей - так звали моего пациента - стал мягче, беседа наша стала почти доверительной. Я внимательно выслушала его рассказ о болезни, просмотрела амбулаторную карту и поняла, что этому молодому человеку просто очень не повезло.

Не произошло у него за всю его 13-летнюю историю диабета встречи с понимающим доктором. Не стали для него родители "семейными" врачами. И случилось так, что знания, полученные Алексеем от врачей и из специальных книг, обернулись против него же самого. Так бывает, когда больной, не испытывая доверия к врачам, трактует их с удобной для себя позиции, не понимая возможных последствий.

Алексей заболел сахарным диабетом в 12 лет. Это был не младенец, а шестиклассник со своим кругом общения, интересами, увлечениями, в том числе и спортивными. Мальчик тяжело воспринял известие о своей болезни. Но переживал это, главным образом, в одиночку.

Родители забрали сына из школы и спортивной секции, считая, что так будет лучше. Но правильно ли это? Мы постоянно говорим о том, что больные сахарным диабетом должны вести тот же образ жизни, что и здоровые. Непонятно еще, из-за чего больше переживал Алексей: из-за постоянных инъекций инсулина или невозможности посещать школу. Это первая ошибка родителей. Регулярно, один раз в год мальчик проходил стационарное лечение. Регулярно посещал поликлинического врача.

Правда, читая скудные записи в амбулаторной карте, с сожалением отмечаешь, что эти поликлинические приемы были слишком формальными, и записи больше напоминают отчеты о выдаче инсулина. Цифры сахара натощак 12-13, а в диагнозе врач пишет, что диабет находится в стадии субкомпенсации или даже компенсации. Никаких отметок о том, что мальчик отстает в физическом развитии...

По кратким записям трудно судить о течении диабета, но ежегодные кетоацидозы и появление в диагнозе (уже в 14 лет!) сведений об осложнениях диабета говорят сами за себя. Не нужно быть врачом-эндокринологом, чтобы понять, что диабет у Алексея так и не был скомпенсирован. Я смотрела на плачущую маму и думала: "Где же вы были тогда, когда ему действительно нужна была ваша помощь? Вы должны были разузнать все о заболевании своего ребенка. Каким должен быть уровень содержания сахара, как и чем должен питаться мальчик, какие физические нагрузки для него приемлемы.

Неужели у вас ни разу не возникало вопроса, почему ваш сын отстает в физическом развитии от сверстников? Почему вы ни разу не усомнились в правильности лечения, если за долгое время у него ни разу не было хороших анализов?"

Впрочем, не нужно было даже интересоваться анализами. Одно то, что мальчик постоянно испытывал жажду, говорило само за себя - диабет не компенсирован. Может быть, поэтому, не находя поддержки врача и понимания у родителей, Алексей перестал ходить в поликлинику и сам занялся своим лечением...
Так проходил год за годом.

Алексей стал программистом. Рабочий день у программиста ненормированный, и молодой человек часто нарушал режим питания и график инъекций инсулина. Иногда, действительно, можно передвинуть инъекции инсулина, но лишь в исключительных случаях. Иное дело, если это становится правилом. Тогда уровень содержания сахара постоянно колеблется, что, как мы уже знаем, чревато серьезным ухудшением состояния больного. Алексей же проводил эксперимент над собой в течение 7 лет, упорно избегая врачей. Даже тогда, когда зрение на один глаз ухудшилось, он продолжал жить и лечиться по собственной системе.

Понимание собственных ошибок пришло к нему только в 25 лет, когда он ослеп на один глаз и навсегда потерял возможность заниматься любимым делом. Кто в этом виноват? Здесь нельзя ответить однозначно.

Часть вины остается на совести медицины. Виноваты и родители, не захотевшие понять свою роль в лечении сына. Ведь именно они должны были забить тревогу, видя, что анализы остаются плохими, что ребенок плохо растет. Именно они должны были обеспечить и правильный режим, и правильное питание. Теперь мать плакала. Алексей же активно лечился, наконец-то начал соблюдать диету и режим питания, график инъекций инсулина. Но, к сожалению, было упущено слишком много времени. 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 



Яндекс.Метрика


 
 
< ?php